Откуда взялась «лишняя» сталь на российском рынке?

50

Откуда взялась «лишняя» сталь на российском рынке? Кризис, с которым столкнулась российская металлургическая отрасль после начала Россией специальной военной операции на территории Украины, сравним разве с мировым экономическим кризисом 2008 года. Сталеплавильная отрасль столкнулась с сильнейшим уменьшением заказов на продукцию и на внутреннем, и на внешнем рынках.

Аналогично другим отраслям, пострадавшим от западных санкций, первое время после их введения металлурги надеялись на переориентацию сбыта с европейского на другие альтернативные. Однако быстро стало ясно, что сотрудничество российских производителей стали с потребителями в странах Средней Азии значительных прибылей не принесет: крупных заказов оттуда ждать не стоит, так как страны пытаются также реализовывать программы импортозамещения, да и крупных инвестпроектов в ближайшее время не ожидается. Ближний Восток мог бы стать транзитным пунктом для выстраивания логистики в остальные регионы Азии. Но нельзя забывать про наличие в регионе собственного, притом значительного, металлургического производства и необходимости конкурировать с Китаем. Как следствие, для выхода на азиатские рынки российским металлургам не только приходится нести значительные затраты на увеличившийся логистический путь, решать извечную проблему пропускной способности железных дорог в восточном направлении, но и предлагать большие скидки – до 20%. Так что экспорт в текущей ситуации становится не то что бы убыточным, но низкорентабельным – точно.

Добавляет проблем металлургам и ситуация на внутреннем рынке. Отрасль будто попала в «идеальный шторм»: приходится экспортировать сталь по низким ценам на малорентабельные направления, при этом цены на внутреннем рынке падают, да и спрос со стороны ключевых отраслей потребителей стали (строительство, машиностроение, автопром и т.д. ) стагнирует. 

Эксперты World Steel Association подтверждают тяжелый кризис, в котором оказалась российская черная металлургия. Ассоциация прогнозирует снижение потребления стали в России на 20% до 35,1 млн тонн. Для сравнения, в 2021 году потребление стали в стране достигло 43,9 млн тонн. Компании находятся практически в безвыходной ситуации. Чтобы не сокращать производство и не снижать загрузку мощностей следует наращивать экспорт, но в условиях санкций это практически не возможно. Зарабатывать на внутреннем рынке тоже не выйдет: потребление не растет, а цены как раз падают. Так, по данным  Минпромторга, на данный момент стоимость самых востребованных позиций в черной металлургии у трейдеров упала по сравнению с пиковыми значениями марта более чем на 10%. Арматура подешевела, к примеру, на 11–13%, а горячекатаный рулон — на 17%.

Конечно, у металлургов высокий запас прочности, завидный для многих отраслей: низкая долговая нагрузка, завершенные в массе своей инвестиционные циклы, значительные накопленные за период высоких цен на сталь средства. Но от вынужденного простоя предприятия это не спасет: столько стали просто невозможно будет реализовать. Возможно, металлурги будут сокращать наиболее дорогостоящее производство, например, выплавку стали в электропечах, некоторые предприятия могут начать запланированные ремонты, чтобы эффективно использовать время простоя, допускают эксперты.

«Шторм», который переживает металлургия, обсуждается на высшем уровне. В апреле состоялось совещание Владимира Путина с правительством и металлургами, на котором обсуждались предполагаемые методы стимулирования внутреннего спроса на металл, поиск новых рынков, подготовка транспортной инфраструктуры и обновление стратегии развития отрасли.

Президент заявил, что действия западных контрагентов идут вразрез с принципами ВТО. Поэтому правительству было поручено проведение комплексной оценки правомерности решений запада, а также подготовка обновленной стратегии действий с торговой организацией. Также Владимир Путин отметил, что нужно развивать внутренний спрос параллельно с перестройкой цепочек поставок. Поддержка спроса на металлы по мнению президента возможна за счет развития строительства (жилищного, инфраструктурного, коммерческого и промышленного). Следовательно, чтобы поддерживать спрос на внутреннем рынке необходим запуск долгосрочных проектов и программ с ощутимым для всей экономики эффектом.

И Минстрой РФ уже подготовил план мероприятий по расширению доли применения металла в строительной отрасли и совершенствованию технического регулирования в области строительства и пожарной безопасности с использованием стальных конструкций. Эффект от предлагаемых мер металлургическая отрасль должна почувствовать уже в следующем году, уверены в министерстве. «Ключевая задача – обеспечение реализации возникающего профицита металлопродукции в стране, который трудно преодолеть только за счет роста темпов строительства при сохранении текущей структуры потребления металла. Поэтому министерством был подготовлен комплекс мер по стимулированию и расширению применения металлоконструкций в отрасли», – заявил  глава Минстроя Ирек Файзуллин.

Что же сами металлурги? Снижают загрузку мощностей, сокращают выпуск продукции, работают в убыток и не ждут очередного успешного для отрасли года. Так, объемы производства российских сталеплавильных предприятий в 2022 году предположительно сократятся до 59,6 млн тонн (-15%), ожидают в НЛМК.  В компании прогнозируют уменьшение внутреннего потребления стали в строительстве до 27 млн тонн (-13%), в машиностроении – до 4,7 млн тонн (- 25%). На сокращение потребления стали также влияют проблемы с поставками комплектующих для оборудования и инвестиционных проектов.

И итоги I полугодия, увы, лишь подтверждают негативный тренд.  Российские сталеплавильные компании в июне имели отрицательную рентабельность поставок как на внутренний, так и на внешний рынок, указывают участники рынка. У «Северстали» рентабельность экспорта составляла – 46%, а на внутреннем рынке была почти нулевой (+ 1%). Отрасль на этом фоне активно снижает выпуск, а также обдумывает сокращение инвестиционных программ. Загрузка производственных мощностей также падает: ассоциация «Русская сталь» отмечает, что производство снизилось от 20 до 50% в зависимости от компании, а себестоимость производства увеличилась на 50%. И позитивные прогнозы пока никто на рынке давать не готов.