Природный газ – новый уголь богатого мира

22

Природный газ - новый уголь богатого мира Всего несколько лет назад природный газ считался жизненно важным для перехода к экономике, работающей на возобновляемых источниках энергии. Но настроения меняются, и топливо движется по тому же пути, что и уголь.

Отмена гигантского трубопровода на Атлантическом побережье в США и решение Ирландии отказаться от финансирования импортного терминала этим летом – последние признаки того, что газ теряет популярность у всех, от регулирующих органов до управляющих активами.

По мере того, как страны активизируют свои усилия по выполнению климатических обязательств, топливо, используемое для отопления, приготовления пищи и производства электроэнергии, может быть проиграно солнечной, ветровой, а также частным и государственным мерам по повышению энергоэффективности.

По словам Ника Стэнсбери, руководителя отдела товарных исследований в Legal&General Investment Management в Лондоне, хотя природный газ выделяет только половину углекислого газа, чем уголь, сжигание и утечки метана подпортили его репутацию во всем мире. По его словам, многие инвесторы также уклоняются от выделения средств на проекты, соответствующие целям Парижского соглашения.

«Газовые компании недооценили быстрые изменения общественного мнения, – сказал Стэнсбери. «Блокирование коронавируса сыграло свою роль в этом изменении, так как инвесторы также отступают и переосмысливают, как все должно быть сделано».

Согласно отчету Международного экологического движения Fossil Free, более 1200 организаций, управляющих активами на сумму более 14 триллионов долларов, обязались отказаться от ископаемого топлива, тогда как пять лет назад 181 организация управляла активами в размере 50 миллиардов долларов.

В США экологическая оппозиция помогла увеличить стоимость трубопровода на Атлантическом побережье почти вдвое, до 8 миллиардов долларов. В этом году было свернуто около 10 миллиардов долларов по проектам газопроводов в США – даже несмотря на то, что газ пользуется политической поддержкой администрации президента Дональда Трампа.

Европейские политики сейчас обсуждают, стоит ли продолжать строительство гигантского газопровода «Северный поток-2» из России в Германию – не по экологическим причинам, а по тернистым геополитическим причинам. Эти дебаты также поднимают вопрос о том, продолжился бы трубопровод в любом случае, если бы так много миллиардов уже не было инвестировано.

В то время как в богатых странах активисты и инвесторы используют свои успешные методы борьбы с углем против газа, в развивающихся странах картина иная.

Растущая экономика и урбанизация стимулируют спрос как на уголь, так и на природный газ. Крупнейшие энергетические компании тратят миллиарды на разведку газа и инфраструктуру по мере открытия новых рынков.

«У нас будет более значительный рост производства сжиженного природного газа, чем в любом другом аспекте энергетической системы», – заявил 30 июля журналистам генеральный директор Royal Dutch Shell Бен ван Берден.

Этому росту будет способствовать падение цен после худшего перенасыщения, которое когда-либо видел мир. Нации от Вьетнама до Бразилии планируют использовать топливо, чтобы накормить голодных до власти граждан и отучить себя от угля.

Переход Вьетнама к газу и возобновляемым источникам энергии был наиболее резким в Юго-Восточной Азии, сказал Дэйн Ло, аналитик Fitch Solutions. По данным Fitch, к 2029 году запланировано около 26 ГВт проектов, работающих на газе. Этого достаточно, чтобы удовлетворить 8% нынешних потребностей страны в электроэнергии.

Проект Total SA по производству СПГ в Мозамбике завершил финансирование в размере 16 миллиардов долларов, что является крупнейшей из прямых иностранных инвестиций на континенте. Министр экономики Бразилии Пауло Гедес сказал, что «шок дешевой энергии» имеет важное значение после того, как в этом году разрушена монополия, которая увеличит спрос со стороны заводов и транспорта.

По данным Международного энергетического агентства, в течение следующих пяти лет спрос вырастет в Азии, Африке и на Ближнем Востоке, оставаясь стабильным в Европе, Евразии и Северной Америке.

Вернувшись в Европу, правительства, вступающие на путь восстановления после COVID-19, еще больше сосредоточены на экологизации своей экономики. Европейские лидеры одобрили самый амбициозный на сегодняшний день план по борьбе с изменением климата, в котором более 500 миллиардов евро будут вложены в экологические проекты.

Это плохая новость для таких проектов, как импортный терминал СПГ Shannon в Ирландии, разработанный американской компанией New Fortress Energy. Новое коалиционное правительство страны 30 июня решило исключить его из списка проектов, представляющих общий интерес, в 2021 году, в котором указывается, какие проекты должны получать льготы со стороны Европейского союза.

Объект будет построен на земле, когда-то принадлежавшей бабушке программиста Джона МакЭллиготта. За проект он борется 14 лет. «Решение Ирландии не поддерживать Шеннона является массовым», – сказал он.

В прошлом году судья постановил, что терминал СПГ в Гетеборге на западном побережье Швеции не должен подключаться к сети. Строительство трубопровода между Францией и Испанией было прекращено после того, как регулирующие органы по обе стороны границы применили вето, чтобы остановить его.

Противодействие газу усиливается даже в Австралии, одном из крупнейших мировых экспортеров СПГ. В то время как активисты в стране традиционно выступали против разработки ресурсов в основном из-за местного воздействия на окружающую среду, сопротивление новым газовым проектам стоимостью более 50 миллиардов австралийских долларов все больше сосредотачивается на том, насколько они несовместимы с климатическими обязательствами страны по Парижскому соглашению.

Николас Деюлиис, генеральный директор CNX Resources, производителя газа, находящегося в самом сердце бума добычи сланцевого газа в Аппалачах, резюмирует: «Интенсивность и актуальность изменились для тех, кто выступает против природного газа».