Там где Беня, там — победа!

28

Там где Беня, там — победа!Когда два года назад СНБО фактически легализовал продолжавшуюся к тому моменту почти три месяца блокаду оккупированных территорий, “аналитики”, сидящие на зарплате у “Метинвеста”, обещали Украине коллапс не только в масштабах горно-металлургического комплекса, но и всей экономики. Результат, как это часто у нас водится, превысил ожидания.

Напомним, гражданская акция по прекращению транспортного сообщения между Украиной и ОРДЛО стартовала 26 декабря 2016 года. Официальной предпосылкой для начала блокады активистами железнодорожных путей, ведущих на Донбасс, стал чересчур активный и не всегда прозрачный трафик между оккупированной территорией и остальной Украиной. Через линию фронта тащили, что непопадя: начиная от ЖРС для Енакиевского метзавода “Метинвеста” и коксующегося угля плюс металлолома в обратном направлении и заканчивая — товарами двойного назначения (например, рациями), которые боевикам передавал штаб Ахметова через свои гуманитарные конвои.

Было очевидно, что главным бенефициаром этой торговли на крови является “Уважаемый”. Его усилия по сохранению железнодорожного сообщения между оккупированными территориями и остальной Украиной позволяли ему сохранять немалую долю влияния как на руководство “ДНР”, так и на процессы, происходящие на территории “республики”.

Неудивительно, что гражданской акцией по блокаде (вначале — только “ДНР”) решил воспользоваться “заклятый друг” Рината Ахметова по жизни Игорь Коломойский. Во всяком случае, начиная с февраля 2017 года ахметовские СМИ стали практически в открытую обвинять Беню в организации и поддержке “акций гражданского неповиновения”, которые ставят под сомнение “монополию украинского государства на применение силы”.

Бороться с ветеранами и активистами, стоящими в пикетах на основных железнодорожных магистралях, ведущих в “ДНР”, в СКМ решили проверенными, дедовскими методами. Например, 6 февраля охранники “Востокэнерго”, входящего в ДТЭК, изображая обычных работников Кураховской ТЭС, пытались прорвать блокаду возле Часов Яра. Главным результатом этой “штовханини” стала смачно отпущенная в прямом эфире одного из телеканалов пощечина тогдашнему руководителю полиции Донецкой области (а ныне — главе уголовной полиции Украины) Вячеславу Аброськину, который уж слишком рьяно пытался помочь ахметовским штрейкбрехерам.

Свою лепту в нагнетание ситуации вносили и “метинвестовские” лоббисты. Вот один из примеров их творчества (март 2017 года):

В результате остановки предприятий на НКТ в “Укрметаллургпроме” видят следующие последствия для Украины в 2017 году:

1. Снижение валютной выручки на $1,5 млрд.

2. Потеря до 45 тыс. рабочих мест (включая транспорт и другие смежные отрасли, в т. ч. около 37 тыс. на НКТ).

3. Недополучение бюджетом налогов в объеме порядка 1,6 млрд от предприятий из НКТ.

4. Снижение перевозок по ж/д на 17 млн тонн и перевалки металлопродукции в портах Украины на 3,5 млн тонн.

В свою очередь блокада ж/д путей, соединяющих Украину с ее оккупированными территориями Донбасса, ударит и по предприятиям работающих на подконтрольных украинских властям территориях, считают в “Укрметаллургпроме”.

В результате остановки метпредприятий, которые находятся на подконтрольной территории, по данным ассоциации металлургов, Украину ждут следующие последствия:

1. Снижение валютной выручки на $ 2 млрд.

2. Потеря до 29 тыс. рабочих мест.

3. Недополучение поступлений в бюджет порядка 1,97 млрд грн.

4. Снижение перевозок по ж/д на 12 млн тонн, снижение объемов перевалок в портах снизится на 2,8 млн тонн.

По расчетам “Укрметаллургпрома”, суммарные последствия торговой блокады (с учетом остановки предприятий на НКТ и на подконтрольной территории) для Украины будут следующими:

Поступление валютной выручки в Украину снизится на $3,5 млрд, будет потеряно до 75 тыс. рабочих мест, бюджет недополучит порядка 3,57 млрд грн, перевозка грузов по железной дороге упадет на 29 млн тонн, а перевалка в портах — на 6,3 млн тонн.

В результате, “Укрметаллургпром” прогнозирует падение занятости в Мариуполе, Авдеевке, Кривом Роге и Каменском, что приведет к росту социального напряжения в этих регионах.

Несмотря на подобного рода “страшилки”, эпопея вокруг законности блокады завершилась 15 марта, когда Петр Порошенко предложил Совету национальной безопасности и обороны полностью прекратить грузовое транспортное сообщение с оккупированными территориями. За день до этого активисты ОУН закидали киевский офис СКМ камнями и петардами.

В этот же день, 14 марта, в Славянске произошло нападение на группу активистов во главе с лояльными Коломойскому нардепом Владимиром Парасюком. Нападавших возглавлял начальник роты полиции особого назначения Главного управления Национальной полиции в Донецкой области Юрий Голубан. Очень скоро выяснилось, что он принимал активное участие в событиях “русской весны” на стороне террористов. В частности, главарь финансировавшегося Ахметовым батальона “Восток” Александр Ходаковский заявил, что Голубан служил у него до мая 2014 года. Стало очевидно, что назревает суперскандал и Ахметов сдался. Казалось, Беня победил.

Тем паче, что в ответ на решение СНБО Украины боевики отобрали у Ахметова контроль над его предприятиями на оккупированной территории. До конца 2017 года как-то удавалось лавировать “Индустриальному союзу Донбасса” (видимо благодаря тому, что контрольный пакет этой корпорации принадлежит российскому госбанку), но и у него в итоге отжали Алчевский меткомбинат. Теперь всем этим хозяйством управляет бывший “младоолигарх” Януковича Сергей Курченко.

Справедливости ради, Россия постаралась компенсировать Ахметову потерю его активов в ОРДЛО. Прежде всего Енакиевского металлургического завода. Вместо него “Метинвесту” отдали в управление Днепровский меткомбинат “ИСД”, с загрузкой которого у этой экс-донецкой корпорации в последнее время были большие проблемы. Символично, что на Днепровский меткомбинат был переведен гендиректор ЕМЗ Александр Подкорытов.

Гораздо большей проблемой стал тот факт, что в “ЛНР” остался главный поставщик коксующегося угля для метпредприятий Ахметова — “Краснодонуголь”. Поначалу ее решали за счет импорта, в первую очередь, российского сырья. Но уже в 2018 году было найдено стратегическое решение вопроса обеспечения “Метинвеста” коксующимся углем.

Усилиями любимого инвестбанка Порошенко ICU контрольный пакет крупнейшего производителя этого вида сырья в стране — ПАО “Шахтоуправление “Покровское” (некогда “Шахта “Красноармейская-Западная № 1”) — перешел от ЧАО “Донецксталь” — металлургический завод” Виктора Нусенкиса к структурам Рината Ахметова. В данном случае “Инвестиционный капитал Украины” воспользовался своим инсайдом, так как в 2010-2011 годах помогал реструктуризировать долги “Донецкстали” на 850 млн долларов и тем самым — защищаться от Ахметова. А теперь уже играл на стороне Уважаемого, который за последние три года благодаря “Роттердаму+” стал самым сладким бизнес-партнером действующего президента. Учитывая, что Нусенкис открыто не протестовал против данной сделки, не исключено, что и в данном случае тоже не обошлось без “руки Москвы”: ведь последнее десятилетие Виктор Леонидович прячется в лесах Подмосковья.

В результате блокады оккупированных территорий “Метинвест” получил еще парочку “ништяков”. Во-первых, она как раз пришлась на тот момент, когда горно-металлургическая монополия Ахметова обсуждала с держателями еврооблигаций и банками условия реструктуризации долга в 2,3 млрд долларов. И, естественно, новость о потере “Метинвестом” части активов в ОРДЛО подтолкнула западных кредиторов к подписанию весьма необременительных условий финансовой капитуляции.

На самом деле “Метинвест” благодаря блокаде снял со своей шеи колоссальное финансовое ярмо. 28 февраля 2017 года Metinvest BV распространил на Irish Stock Exchange заявление, что совокупный убыток принадлежащих или контролируемых горно-металлургической монополией Рината Ахметова активов, находящихся под угрозой экспроприации сепаратистами во временно не контролируемой украинскими властями зоне АТО в Донецкой и Луганской областях, в 2014-2016 годах составил около 214 млн долларов.

При этом только по итогам 2018 года Metinvest B.V. сэкономил 329 млн долларов благодаря “отсутствию негативного эффекта от потери контроля над активами на временно неконтролируемой территории”. Одним словом — спасибо Игорю Валерьевичу за то, что отобрал у Рината Леонидовича чемодан без ручки. Теперь уже в “Метинвесте” жалеют, что Беня не сделал это раньше.

Какие выводы можно сделать из этой комедии положений. Как минимум, два. Во-первых, с изрядной долей скепсиса относитесь к “прогнозам” отраслевых ассоциаций типа “Укрметаллургпрома”. Они — тупые и безответственные лоббисты: “им хоть ссы в глаза — все божья роса”.

Во-вторых, украинские олигархи не ведают, что творят. Причем как в случае Ахметова, который сопротивлялся блокаде, так и Коломойского, который ее поддерживал. Даже диву даешься, как этой парочке удалось в свое время сколотить состояние. Видимо, Украина действительно проклятое место, где рулит отрицательный отбор.