Возобновить экспорт. Как Украине нужно торговать с миром

280

После начала полномасштабной войны украинские производители столкнулись с беспрецедентными сложностями с поставками продукции за границу. Но даже в такой ситуации можно возобновить и усилить экспортный потенциал страны, сделав ставку на продукцию с большой добавленной стоимостью

 Война окончательно доказала несостоятельность сырьевой экономической модели, которая доминировала в Украине как минимум два последних десятилетия. Из-за блокировки морских портов, закрытия авиасообщения и исчезновения транзита резко уменьшилась пропускная способность каналов экспорта (равно как и сузилась география поставок). В такой ситуации, когда основная нагрузка пришлась на украинскую железную дорогу, приходится выбирать, какой товар перевозить. Факт остается фактом: если мы хотим зарабатывать больше, то должны продавать продукцию с высокой добавленной стоимостью. К тому же такой товар, как правило, более компактный и его значительно легче вывести, чем сырье.

 

Неоптимальная структура

 

 

Что касается реального положения дел, то, несмотря на все пертурбации в международной торговле, неизменно одно: Украина остается преимущественно сырьевым экспортером. Согласно свежим данным Госстата за январь-сентябрь и отдельно за сентябрь, объемы товарных продаж за границу упали примерно на треть (по сравнению с аналогичными периодами прошлого года). При этом несколько изменилась структура торговли. Но по-прежнему речь идет прежде всего об аграрном и металлургическом экспорте, причем преобладает доля сырья, а не готовой продукции.

Возобновить экспорт. Как Украине нужно торговать с миром

Источник: Госстат

Возобновить экспорт. Как Украине нужно торговать с миром

Источник: Госстат

В частности, агроэкспорт в январе-сентябре обеспечил почти половину всех товарных продаж (свыше 48%), а в сентябре — почти 63%. Однако лишь около 10% из них готовые пищевые продукты с тенденцией к снижению этой доли. К тому же по последней статье в январе-сентябре зафиксировано очень сильное падение выручки — 35,1% год к году.

Горно-металлургический комплекс (ГМК), который больше всего пострадал и в результате потери мощностей, и вследствие логистических преград, к сожалению, теряет иностранные рынки сбыта. На металлах за девять месяцев удалось заработать менее половины показателя прошлого года за соответствующий период (и менее четверти сентябрь к сентябрю). При этом в украинском экспорте именно на готовые изделия из металлов приходится всего около 20%, в то время как значительный сегмент — это продажа железной руды.

В данном контексте очень показательно исчезновение экспорта такого стратегического и дефицитного для металлургов сырья, как металлолом. Во-первых, поставки за границу сдерживает пошлина в размере 180 евро/т, а во-вторых, заготовка лома в стране упала до минимальных объемов, потому что большинство ломообразующих и промышленных регионов либо оккупированы, либо в них ведутся боевые действия. “Донецкая, Луганская, Харьковская области, а также все северное Причерноморье — это традиционные регионы-генераторы металлолома. Сегодня в этих областях заготовка лома или невозможна, или очень затруднена, что крайне негативно сказывается на сборе лома в масштабах всей страны”, — говорить президент ОП “Укрметаллургпром” Александр Каленков.

К тому же, с точки зрения восстановления металлургической отрасли, очень важно сохранить металлолом в стране, считает Каленков. “Лом является стратегическим сырьем для выполнения требований Green Deal, которое, несмотря на войну, никто не отменял. То есть уже сейчас перед нашими металлургами маячит перспектива срыва сроков декарбонизации отрасли из-за почти “мертвого” сбора лома”, — констатирует он.

Логистическая головоломка

В августе-октябре объемы украинского экспорта увеличились по сравнению с первыми месяцами полномасштабной войны. Прежде всего благодаря тому, что международными усилиями удалось достичь “зернового соглашения”, по которому с 1 августа украинская агропродукция вновь начала вывозиться из портов Одесской области. За это время отгружено около 11 млн т продовольствия по морскому пути. Но при сложившихся условиях агропотенциал наращивания экспорта, похоже, иссяк: в октябре показатели даже несколько снизились как по весу, так и еще больше по выручке (что характерно для периода удешевления большинства сырьевых товаров на мировом рынке).

Возобновить экспорт. Как Украине нужно торговать с миром

Источник: Минэкономики

Значительно хуже ситуация в машиностроении и других отраслях, которые оказались фактически без зарубежных заказов из-за войны и связанных с ней рисков, а также страдают от сужения каналов экспорта. И в данном контексте речь идет о высокотехнологичных товарах, которые могли бы приносить в Украину значительную валютную выручку.

“Последние полгода повестка дня правительства ясна: как помочь Украине вывезти зерно или другую сельхозпродукцию. В то же время никакой такой приоретизации нет для отраслей, работающих в структуре высокой добавленной стоимости. То есть если я, например, произвожу компрессоры и их экспортирую, или произвожу лазерный станок и его экспортирую, или торговое оборудование — с точки зрения логистики, все эти товары вне первостепенного внимания правительства”, — констатировал генеральный директор Федерации работодателей Украины (ФРУ) Руслан Ильичев.

Можно ли улучшить ситуацию и по этим направлениям? В ФРУ понимают, что текущие сложности с логистикой, в частности очереди на западной границе Украины, связаны с нестандартными обстоятельствами, а потому проблему нужно решать комплексно. “Это могут быть такие решения, как расширение морского зернового коридора, включение в него продукции ГМК, строительство новых [пограничных] переходов, решение вопроса об упрощенном фитосанитарном контроле или вообще вынесение этого контроля за пределы пункта пропуска, например внутрь страны, или двойной таможенный контроль”, — предлагает варианты Руслан Ильичев.

Ставка на переработку

Понятно, что транспортные возможности Украины уменьшились, а цепочки поставок будут под риском еще длительное время (чем бы не завершились боевые действия). При этом сырьевой экспорт всегда потребует более мощных логистических каналов, чем продажа готовой продукции.

Но есть принципиальное решение, которое может оказать наилучший эффект — развивать внутреннюю перерабатывающую промышленность. К примеру, вместо ежегодного экспорта 30-40 млн т зерна можно было бы в перспективе вывозить 5-10 млн т продукции его переработки. “Это может быть мука, биоэтанол, спирт, готовые продукты питания, корма для животных, аминокислоты и куча других товаров, которые могут производиться из этих зерновых”, — считает заместитель председателя парламентского Комитета по вопросам экономического развития Дмитрий Кисилевский.

По его словам, в арсенале государства есть разные экономические инструменты, которые еще до нашей победы в войне могли в этом посодействовать. “Это могут быть ограничения экспорта сырья или экономические стимулы для создания перерабатывающих предприятий, как-то: страхование от военных рисков, доступ к дешевым длинным деньгам, компенсация капинвестиций через налоги, экспортное финансирование для продукции переработки и прочее”, — уточнил народный депутат. К примеру, Украина могла бы продавать в ЕС рапсовое масло (вместо семян), заняв место подсанкционных России и Беларуси.

По наблюдению Дмитрия Кисилевского, уже сейчас сложности с вывозом сырья побуждает его производителей и экспортеров думать о переработке на территории Украины.

В том, что бизнес осознает крах сырьевой модели в формате “до 24 февраля” и необходимость развивать переработку, уверен и экономист Алексей Кущ. Но он указывает, что сейчас “бизнес не видит источников средств и гарантий”, в то время как на структурную перестройку производства в стране нужны десятки миллиардов долларов. По мнению эксперта, в сложившейся ситуации единственный источник таких средств — внутренние инвестиции, которые придут при условии, если государство будет предоставлять гарантии их сохранения (компенсацию стоимости активов, утраченных в результате военных действий). “А во-вторых, необходимы дешевые доступные кредиты. Это примерно 200-300 млрд грн кредитов под отрицательную процентную ставку (т.е. реальная процентная ставка должна быть ниже инфляции)”, — подчеркнул Кущ.

“Большое количество иностранных заказчиков начали менять систему контрактов, и сегодня большинство украинских компаний-экспортеров вынуждены сначала поставить продукцию, потом получать деньги за нее… Поэтому с самого начала войны очень остро стоял вопрос экспортных кредитов”, — рассказал Руслан Ильичев и добавил, что под критерии правительственной программы 5-7-9 не попадают значительное количество компаний, поставляющих продукцию за границу (потому что это крупный и средний бизнес).

Что касается процесса трансформации украинской экономики, то Алексей Кущ рассматривает как успешный сценарий создание одного дополнительного технологического передела за каждые пять лет. И заметных результатов можно добиться по многим направлениям, в тех же агросекторе и ГМК. К примеру, на базе заводов “Укрспирта”, по мнению Алексея Куща, следует создать национальную компанию, которая будет в промышленных объемах производить спирт, биотопливо и гарантировать качество продукта. “Условно говоря, мы можем стать восточноевропейской Бразилией в производстве биотоплива”, — считает аналитик.

Есть возможности продлевать цепочку добавленной стоимости и в металлургии. “Руду и металлолом нужно перерабатывать в полуфабрикаты, а полуфабрикаты — в готовый прокат, причем с несколькими этапами обработки, каждая из которых будет формировать большую добавленную стоимость. То есть делать то же, что из наших полуфабрикатов делали турки, выплавляя качественную сталь. При этом нужно переходить на электрическое производство стали”, — объяснил Алексей Кущ. А уже на основе этого продукта следует развивать собственное машиностроение, прежде всего сельскохозяйственное и связанное с энергетикой, транспортом, железной дорогой, коммунальным хозяйством и ВПК.

Итак, после полномасштабного нападения России Украина особенно заинтересована в увеличении доли товаров с высокой добавленной стоимостью в структуре экспорта: это путь к более продуктивной экономике и лучший способ решить проблему транспортировки. Среди первоочередных мер может быть расширение логистических каналов (например включение в морской коридор товаров ГМК и строительство новых переходов на границе с ЕС), а на перспективу — стимулирование внутренней переработки (например ограничение вывоза сырья и доступ к дешевым деньгам для экспортеров готовой продукции) и модернизация производств.

Алексей ШЕВНИН